Тучное.

Огромно. Чудовище было огромное. Страшное, клыкастое и лохматое. Грубое. Зло. И всегда голодное… А еще… очень грустное. А кто бы не был грустным, живи он в лесу совсем-совсем одинешенек? Особенно мокрой осенью. Или холодной зимой. Да и слякотной весной. Ну а жарким-прежарким в летнее время в теплой лохматой шубе каково? Чудовище иногда встречало лесных злись, которые его боялись. А иногда людей, которых опасалось оно. А вы бы не опасались громких, приезжающих в громыхающих вонючих повозках, включающих громкую музыку, сжигающих костры, пугающих и иногда стреляющих зверей и оставляющих после себя необозримые горы мусора? Мусор пах аппетитно, мягко говоря, чудовищно противным. Спустя некоторое время такой трапезы Чудовище мучала изжога и терзала депрессия. И желательно кого-нибудь сожрать. И вот однажды, в ноябре, в понедельник, жизнь Чудовища сделалась настолько невыносимой, что оно решило отправиться к человеческому жилью. «Подстерегу кого-либо, напугаю до смерти. И мне станет лучше» – рассуждало оно. Чудовище сидело в кустиках и поджидало. Кажется, даже уснуло, но вдруг открыло глаза и увидало перед собой маленькую девочку. – сказала девочка. – Я тебя слопаю! – прорычало Чудовище. – Зачем? – удивилась девочка. – Потому-то что я голодное, бездомное и несчастное. – Тогда пойдем ко мне домой, я угощу тебя кеками. Можешь остаться жить у меня и больше не быть бездомным. – А у тебя сорная трава не пропадет где? – заинтересовалось Чудовище. – Ну… – задумалась девочка. – Можно под моей койкой, там самое безопасное место. – Разве я там помещусь? – сомневалось Зверь. – Конечно! Там ведь помещается триллион разных вещей: и тапочки, и бабушка пуговица, и тайная тетрадь, и одежка любимой куклы, а еще домик паучка, бесплодная коробка, дырявый носочек, крышечка от тюбика зубной пасты и много миллионов пылинок, и тебе места хватит. Чудовище конечно же сладилось. А вы бы не согласились поменять слякотную мокрую улицу на самый настоящий дом? Возвратясь к девочке, они тихонько на цыпочках пробрались в ее комнату, и Чудовище сразу же залезло под койка. – Как тут темно! – воскликнуло оно. – И пыльно! И тесно! Мне нравится…. Девушка принесла с кухни конфет и засунула под кровать, чтобы Чудовище могло оригинальный. Сыто рыгнуло, свернулось клубочком и тут же уснуло. – Ты спишь? – спросила дитя, заглянув под кровать. – ответило Чудовище. Когда настала ночь, и малолетка тоже легла спать, под кроватью началась какая-то возня. Тифон ерзало, сопело и тряслось. – Почему ты не спишь? – спросила девчоночка. – ответило Чудовище. – А ты точно уверена, под кровать, не придут никакие люд, не станут разжигать костры, жарить шашлыки, включать громкую музыку, а дальше разбрасывать мусор. – заверила девочка. – Маме это не понравилось бы, и она изгнала бы всех. Это точно. Так что спи спокойно. И Чудовище уснуло. ***
– Вставай. Период в школу, – Чудовище высунуло лохматую лапу из-под кровати и точно толкало Лизу в бок. – Не хочууу! Не пойдууу! – отвечала девочка. – Диво дивное принялось длинным хвостом щекотать ей пятки, – Я там тебе смешинку в портфелишко положил. Смешинку, – недовольно проворчала девочка. – В прошлый раз ради твоих смешинок меня с урока выгнали. – А ты ее на перемене выпускай. А в пенале две бесовских любопытнинки, их можно на уроке. – Зачем две? – А прыгалок насыпал? – чудовище сбычилось. – У тебя замечание в дневнике: «Прыгала на перемене по лестницам, втюрилась в учительницу». Я видел. – Подумаешь… С прыгалками весело. Лиза села на койки. Затем убежала чистить зубы и завтракать. Из кухни она принесла гамбургер с колбасой, отдала Чудовищу, а сама принялась проверять портфель. Кисточки нет! Что сейчас мне делать? Чудовище взяло ножницы, отрезало пучок своей волосы, примотало к карандашу и отдало девочке:
– Вот, держи. – Ах! – воскликнула Лиза. – Ни у кого подобный нет! ***
– Знаешь, – сказал Лиза, – я нарисовала картину кисточкой из твоей шерстки. – И мне было так легко ею рисовать…
– Просто там, на каждой шерстинке приятные воспоминашки и мечталинки…. Девчурочка засмеялась и чмокнула Чудовище в большой мокрый нос. Чудовище чувствовало краса за Лизу. ***
– Вставай! – Чудовище попыталось разбудить Лизу, но тут же испытало – что-то не так. Вошла Лизина мама, Чудовище тут же нырнуло под кровать и затаилось. Как Лиза застонала, как маточка воскликнула:
– У тебя температура! Сегодня в школу не идешь. Когда она кончилась из комнаты, Чудовище выбралось из-под кровати, подняло руку Лизы. – Мне нехорошо… – грустно сказала та. Чудовище задумчиво почесало голову. Затем, припомним кое-о-чем, снова нырнуло под кровать, принялось рыться в своих резервах. От его суетливых поисков кровать дрожала и подпрыгивала. – Что ты там делаешь? – немощным голосом поинтересовалась девочка. Появилась широко улыбающаяся голова Отморозки, затем его огромные лапы, что-то бережно сжимающие, затем тело. Чудовище стало в полный рост и принялось посыпать Лизу каким-то светящим порошком. Лиза чихнула. – Сейчас дам тебе лекарство! – прозвучал голос мамы. – спросила девочка. – Здоровинки, – ответило Урод нравственный и вернулось в свое убежище, потому что дверь уже открывала Лизина мамыса. Она потрогала лоб девочки. – Странно… Ты не горячая. А ну-ка, держи градусник… И что у тебя тут за блестки вокруг. ***
– Вставай! На работу пора! – Озорно под кроватью выгнуло спину, что кровать приподнялась, а спящая Лиза прыгнула. – Отстань. – сонно отозвалась девушка. – Я тебе в сумку положил…
– Не не западло мне твоих смешинок и прыгалок! У меня взрослая солидная работа! – А отчего тогда идти не хочешь? – Потому что… взрослая и солидная… – вздохнула Лиза, но за всем тем села на кровати. А еще шеф на меня орет… Не знаю прям что делать. – Содержи, – лапа вылезла из-под кровати протягивая спичечный коробок. – спросила стимулировано Лиза и уже начала было открывать. – предупреждающе выкрикнуло Харибда. – А то выпустишь… А он там один…
– Кто? – Мой чудовищный рык. Как шеф начнет кричать, тогда и отворишь. Лиза посмотрела на коробок, загадочно улыбнулась, озорно захихикала и, вспрыгнув с кровати, положила коробок в сумку. ***
– Можно тебя кое-о-чем позвать? – сказала грустная Лиза. – Да? – отозвалось Чудовище. – Схряпай меня, пожалуйста…
– Зачем? – удивилось Чудовище. Лиза не отозвалась, вместо этого она горько-горько заплакала. Чудовище вылезло из-под койки, притянуло к себе и обняло рыдающую Лизу. Оно знало, что обнимашки вечно помогают, даже лучше, чем сжирание…
***. Лиза забежала в горницу. Чудовище присмотрелось, нахмурилось. – Ты выглядишь как-то странно… – сказало оно. Лиза не вторила, она продолжала напевать. – Мне кажется или это романтичнинка, влюбленяшинка? Оно быстро нырнуло под койка за здоровинками. Щедро осыпало Лизу. Чудовище озадаченно покачало башкой. – Почему ты бесишься? – спросила Лиза. Разве это плохо? – Верно бы нет… – пожало плечами Чудовище. – Но мое сердце почему-то чудовищно не на пункте…
***. Чудовище лежало под кроватью и впервые за все эти годы ему было тут холодно и неуютно. Как на кухне Лиза ругается со своим парнем Витей. – Тебе давным-давно нужно избавиться от своих чудовищ! – кричал мужской стрекотание. – Чудовища… Оно одно… – тихо отвечала Лиза. – Ты просто сумасшедшая! Но вот что я тебе произнесу: хочешь быть со мной, прогони прочь любых чудовищ. – истребовал Витя. Чудовище не видело, но точно знало, что Лиза в ответ лишь заплакала. Ему стало очень. ***. Чудовище сидело под кустом. На его нос капнула исполинская мокрая капля, и несмотря на лохматую теплую шкуру, его пробрало до трупов. «Ненавижу ноябри и понедельники… – думало Чудовище. – Всегда охота кого-нибудь сожрать». Оно было злое и очень голодное. А еще совершенно бесприютное. Послышался звук. Один из самых неприятных ему звуков – шум двигателя. Что в лес прибыли крикливые, мусорящие люди. Чудовище, двигая боками и подгребая ветвями, зарылось в опавшие листья с головой, закрыло глаза и заткнуло уши. По-видимому, даже уснуло, а открыло глаза оттого, что кто-то настойчиво бодал его в бок. Идолище недовольно заворчало, повернуло голову и увидело… самого настоящего урода. Рогатого, с клочковатой тонкой шерстью, хоботом и длинными передними концами. Монстр походил на обезьянообразного слоно-паука. – удивленно воскликнуло Пугалище. – закричал кому-то Монстр. И тут же к ним подбежали двое запыхавшихся людей: одной из них очутилась Лиза, а вторым – незнакомый Чудовищу парень. – Ты почему убежало? – спросила девица. – Ну… – промычало Чудовище. – Мы с Марком… Кстати, знакомься – это Марк, – Лиза показала на парня, – и с его подкроватным Монстром, – Лиза указала на рогатое существо, – знакомься – это Толстяк. – жутко улыбнулся тот, протягивая худосочную лапку. – Мы тебя обыскались. Не то бы не нюх Монстра. Чудовище недоверчиво взглянуло на Марка, потом осторожно пожало лапку Монстра. Лиза расселась и крепко обняла Чудовище за шею. – А Витя? – спросило оно. – А зачем он мне необходим, если не понимает, что без моего Чудовища я не я… – прошептала Лиза ему на ухо. – Вот Марк – иное дело. У него тоже есть тот, кто живет под кроватью и понимает его получше всех…
– Опять влюбленяшинка? – нахмурилось Чудовище. – Нет… Любленяшинка… без «в». Полифем внимательно посмотрело на Лизу. Его сердце было на своем чудовищном пункте. – И правда. Без «в»… Тогда все в порядке. Автор: [club87138898|Владислав Скрипач].

Оцените статью
Мир эзотерики, магии и экстрасенсов